Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

амели

Тишь и тлен на день банкира

День финансового работника, который мы отпраздновали в этом году на кладбище, отмечается, оказывается, 8 сентября, аккурат в годовщину Куликовской битвы. Я об этом не знала, пока он не наступил. Наступил, а потом прошёл, тихо-мирно, без поздравлений. К вечеру мы с коллегой решили, что всё-таки нехорошо так, надо бы отметить -- разом уже и битву, и наш профессиональный праздник. Ещё погода тогда отличная установилась, солнышко, тепло, потянуло на природу. А с природой в нашей промышленной Красной Пресне дело плохо. Все свободные лавки в скверах после шести забиты обнимающимися тинейджерами и мамочками с детьми и колясками. Вот таким образом нужда завела нас на Ваганьковское кладбище.

Давно я не была на таких старых кладбищах. Там, где мы сидели, никого уже давно не хоронили. Да и негде бы было, всё уже забито под завязку. Там вообще не было почти никого из живых. Только тишь и тлен и симпатичная дворняга ленивого вида.



Это, видимо, о ней говорила табличка на воротах: "Осторожно, территория охраняется собаками". Но собака ничего не охраняла, а валялась на газоне рядом с выставленными на продажу надгробиями. Всё кладбище -- густой, пустой и очень тихий парк, почти лес, полный крестов, памятников и свободных лавочек, которые нам и требовались.



Мы гуляли, сидели, оглядывались по сторонам, разговаривали, пили вино, и я думала сначала -- зачем это всё. Для чего нужно кладбище, зачем люди натащили сюда столько красивых камней, выдолбили на них все эти надписи, обращаясь к недешёвым мастерам, зачем наставили изящных чугунных решёток и выращивают внутри них цветы. И потом увидела: старые кладбища, подобные Ваганьковскому, -- овеществлённая любовь. Люди умирают, а память и любовь, которой их любили другие люди, остаются ещё на некоторое время и материализуются здесь, на кладбище. Сначала они большие, потом уменьшаются, позже совсем пропадают -- и тогда больше не красятся решётки и не выращиваются цветы. Заброшенных могил много.


Заброшенная могила. Её насельника уже никто не любит.

Все эти камни, трогательные надписи, огромные или маленькие плиты -- попытка ухватить за хвост, хотя бы отчасти сохранить, не дать сгинуть совсем, до конца, тому, что было счастьем, смыслом, сутью существования. Попытка создать свой личный монумент другому человеку, с которым уходит часть жизни, -- а значит, и себе тоже монумент. Ещё старое кладбище --  территория семьи. Одиночки быстро зарастают травой и совсем растворяются во времени. А тут лежат семейные. Или даже целые семьи лежат, постепенно собираясь вместе.


Семейная могила



Немало надгробий, на которых имена жены, а потом детей подбиты на гранит к имени отца и мужа позднее. Или наоборот, имя отца более свежее, чем его жены и детей. Есть общие могилы, где разница между годами смерти мужа и жены -- год или два; есть -- где дата смерти общая для всех . Меняются шрифты надписей, пропадают яти, а смысл одинаковый: незабвенному папочке, сынку, доченьке, дорогой маме…
Collapse )