Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

йа

Секс до свадьбы

Уважаемые друзья и  все просто мимо проходящие и случайно заглянувшие, интересно и нужно ваше мнение. Скажите, пожалуйста, что вы думаете по поводу секса до брака или по поводу отсутствия секса до брака. Секс до брака – это хорошо или  плохо, вредно или полезно? Это естественно, и так и должно быть, на ваш взгляд? Или это блуд и  блядство, с вашей точки зрения?  Есть ли в добрачном воздержании какая-нибудь опасность для будущей семейной жизни? Обязательно ли нужно заняться сексом прежде, чем официально жениться, создать семью, начать вести совместное хозяйство и пытаться зачать желанного ребёнка? Или, если по каким-то причинам существует обоюдное  решение  вступить в физиологические отношения только после того, как стали законными мужем и женой, -- то это только прекрасно и правильно? Речь идёт не о девственниках, если что.

Poll #1837520 Отсутствие секса до брака

Отсутствие секса до брака -- это...

... абсолютно нормально.
25(29.4%)
... абсолютно ненормально.
13(15.3%)
... нормально, если оба так решили.
20(23.5%)
... не имеет никакого значения, до или после свадьбы, если есть любовь и твёрдое желание создать семью.
27(31.8%)

.

аспазия

Бабушкины рассказы. Прабабка Наталья

Сведений о рязанских корнях у меня мало и почти все они устные, от бабушки Елены Степановны. Ни писем, ни фотографий почти не осталось. Бабушкин отец, мой прадед, Степан Григорьевич Кузнецов, и его жена, моя прабабка, Наталья Степановна Ерохина, родом из села Заполья Рязанской области. Бабка Наталья родилась в 1888 или 1889 году. О семье Степана слышала мало, только то, что отец его Григорий после смерти сына выгнал невестку с малыми детьми на улицу.

Прадед Степан работал на железной дороге, постоянного дома у них с прабабкой не было, переезжали с места на место. Степан погиб в 1918 году от шальной пули белочеха. Эшелон с чехами проходил мимо станции, где мирно работали прадед с напарником. Чехи открыли беспорядочную пальбу по полустанку, и Степан получил пулю в плечо. Рана не была смертельной, и он просто истек кровью, потому что бестолковый напарник впал в панику и вместо того, чтобы перевязать рану, смывал с неё кровь водой.

Так бабушка Наталья стала молодой вдовой. Старшему сыну Васе было семь лет, Коле -- пять, Мане -- два года и младшей Лене, моей бабушке, меньше года. Ещё двое детей, мальчик и девочка, умерли от дифтерии в младенчестве. Никаких воспоминаний об отце у бабули, конечно, не осталось. Со слов своей мамы она рассказывала, что он часто тетёшкал её на руках, а в будущем планировал сделать из неё доктора. Считалось, что бабуля в отцовскую породу. Она была кудрявым блондинистым младенцем, из-за чего однажды чуть не попала под поезд, потому что её белая голова слилась с песком железнодорожной насыпи, и машинист еле успел затормозить. Из-за рахита бабулю в детстве называли пузанкой, а Васино прозвище было Седя по белым, выгоревшим на солнце волосам.

После смерти Степана свёкор Григорий выделил Наталье корову и направил вместе с детьми на все четыре стороны. («Ты не медаль, чтобы у меня на шее болтаться», «Вот тебе Бог, а вот порог»). Вдове на детей полагалась пенсия деньгами, продуктами и мануфактурой. Они купили сруб и поставили в Заполье крошечную избушку. Потом стали брать надомную работу -- ткать кули (это такая упаковочная тара). Баба Лена начала работать лет с пяти. Мать будила ее очень рано и приставляла к бёрдам. Баба Лена вспоминала, что больше портила, чем помогала, а Вася жаловался на неё, мол, опять Ленка половину петель спустила. Праздником был день, когда привозили отцовскую «пенсию» -- деньги и разную бакалею. Бабуля помнила конфеты в больших круглых банках, которые мать прятала «на потолок» (на чердак), а дети их потом воровали потихоньку. Пенсия уменьшалась по мере того, как дети достигали совершеннолетия, но семья все равно встала на ноги благодаря кулям, хозяйству и сугубой бережливости бабки Натальи. То, что Наталья осталась без кормильца с четырьмя детьми, сильно повлияло на её характер. Она стала немножко скупым рыцарем. По воспоминаниям бабушки, в ней всегда жил страх голодной смерти, ожидание бедствий и готовность к ним. Была крайне экономна даже в лучшие времена, которые, надо сказать, на её веку много раз сменялись худшими. Режим строгой экономии, конечно, встречал протест моей юной бабушки, любившей наряжаться (к хорошей одежде не теряла интереса до самой смерти -- не в неё я). А ей, к примеру, даже не дозволялось стирать свои платья мылом целиком, только воротник и манжеты, хотя мыла, выдаваемого «за отца», на дворе стояли штабеля.

Прабабка Наталья почему-то больше не вышла замуж. Говорила, что не хочет, чтобы чужой «над детьми командовал и издевался». Был у неё сердечный друг и ещё друг-покровитель, который помогал по хозяйству -- это были разные люди, как ни странно. Хотя Наталья работала за бабу и мужика, пахать сама все-таки не могла, и лошади своей не было. Она надеялась на брата, Харлампия, который считался в деревне «идейным», а вообще-то был многодетным алкоголиком, хотя и партийным. Этот Харлаша вытягивал у Натальи деньги ещё зимой, а когда наступало время пахать, отказывался. А когда она его стыдила, грозился сослать в Нарым, как «кулачку» («Ишь, забогатела. Ты у меня, кулачькя, в Нарым пойдешь»). Постоянно шантажировал этим, вымогал деньги «на четвертинку». В результате пахал и делал другую тяжёлую работу совершенно посторонний и тоже многосемейный мужик Денис Петрович, который никогда никаких денег за это не брал. А у Харлама в конце концов приключилась белая горячка. Однажды ночью он увидел чёрта в проруби и полез за ним. Едва не утонул, однако выбрался, но после сильно заболел и умер.

Прабабка Наталья была очень не робкого десятка, умела говорить складно, ладить со всяческим начальством. Бабушка говорила про неё -- «политичная». Она вела большое хозяйство, держала овец, нескольких коров, поросят, кур, торговала молоком, сметаной, творогом и сливочным маслом на рынке (сами они ничего этого, кроме молока, да и то исключая посты, не употребляли -- всё шло на продажу). Все дети подрабатывали, где могли. Бабушка Лена, к примеру, после школы колола гравий на железной дороге. Постепенно выделка кулей приобрела такой размах и стала так коммерчески успешна, что семья, как говорил Харлам, «забогатела». По сути, прабабка Наталья организовала процветающую семейную артель и из почти нищей вдовицы стала в общественном мнении «кулачкой». Появились деньги, она со многими приключениями построила два дома. В том, что побольше, жила семья, в меньшем ткали кули и хранили масло и сметану на продажу. И тут-то как раз подоспели коллективизация и раскулачивание…

Продолжение следует