Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

аспазия

Царицыно и утки

Возвращалась вчера домой от врача – а до ближайшей электрички из Царицыно в мою деревню сорок минут. Дай, думаю, схожу что ли в царицынский парк, чем в ожидании топтаться по платформе туда-сюда. И сходила. Эх, как же была неправа Екатерина, а потом её наследник Павел, которые когда-то не оценили Царицыно и позволили превратиться ему в руину, а парку – в пастбище. Хотя руиной он был очень поэтичной, думаю. Видела отреставрированный дворец только издалека, его вылезающие из-за холма шпили и главный фасад. Странно выглядит это не похожее ни на что другое в мире праздничное, как пряничный домик, красно-белое псевдоготическое чудо в серый сырой день посреди серого скучного подмосковного пейзажа, к тому же обезображенного следами пребывания человека. После двадцатиминутной прогулки по Царицыну стало очень хорошо, спокойно и весело. Ни единой суетной мысли – как успеть это, где взять денег на то, какие для кого-то отыскать слова – в голове не осталось.

Прежде всего звуки. Как только вошла в ворота, в уши хлынула какая-то сборная солянка. Монотонный бубнёж в громкоговоритель: «Уважаемые дамы и господа, приглашаем вас посетить дворцово-парковый комплекс "Царицыно"...» – и фоном к нему Сороковая симфония Моцарта*, слышная во всех уголках парка. Гудки и шум проезжающих невдалеке поездов и машин. Раздражённый гогот уток. Крики «Горько! Горько!» где-то вглубине  и детский ликующий визг – долгий, на одной ноте. Что самое интересное, при входе источники всех этих шумов не видны, и парк не кажется многолюдным, а наоборот, очень пустынен. И ещё над всем этим запах еды, из кафе, наверно. Явно вкусной еды, хотя непонятно, какой. Что-то жареное: картошка? блины?

Потом я прошла немного по дорожке, и показались утки. Странные утки в Царицыно. Это, вообще-то, настоящие дикие птицы. Самцы-селезни красавцы, с чёрными головками, с изумрудными и белыми перьями в крыльях; самочки скромные, коричневато-серые, как воробьи. По всем законам природы им давно полагалось бы улететь в тёплые края. А они вот остались. Конечно, чего им улетать, в усадьбе их отлично кормят музейные работники и туристы. То есть, получается, царицынские дикие утки одомашились. Настолько, что наперекор инстинкту отказались отправляться в Африку или куда там летят на зиму перелётные птицы. Но не всё так просто в этом мире. Инстинкт – штука серьёзная, против него не попрёшь. Остаться-то они остались, но что-то их определённо гнетёт. Беспокойство и охота к перемене мест всё же владеют ими. Они выбрались из прудов, где мирно плавали всё лето, и гоняют за редкими посетителями прямо по дорожкам, как собаки. Смотрят тревожно и требовательно, во взгляде раздражение и фрустрация. «Ну, жрать что ли давай, раз мы тут остались» -- вроде как говорят. Словом, царицынские утки совсем рехнулись. Сбой биологической программы пагубно сказался на их характере и поведении. Размышляла об этом, пока не встретила свадьбу. Молодожёны и гости фотографировались на горбатом царицынском мосту. Только что вышли из машин, раздетые. А холодно, и мелкий дождь со снегом. Жених и невеста совсем молодые, наверно, лет двадцати, белобрысые, похожи друг на друга, как брат и сестра. У невесты губы синеватые, жених разогрет, как видно, изнутри, бодрый. Гости дрожат. Фотограф кричит. Дети визжат и рады больше всех. Неудивительно, они были в куртках. Я мысленно похвалила молодожёнов за правильное выполнение биологической программы и пошла уже на электричку. Две утки тащились за мной почти до самого выхода из парка и сердито кричали под Моцарта.
______________________________________

* Сороковая симфония Моцарта