аспазия

Загадка рисованная

Разглядывая рисунки на полях своих школьных тетрадок, вспоминала, что я тогда читала, какую музыку слушала или какие фильмы смотрела. Потому что вдохновляли меня главным образом литературные и исторические персонажи. Интересно, угадаете, кто есть кто? Некоторые очень узнаваемы, другие меньше.

Collapse )
аспазия

Рисованные "фотокарточки"

Так мне нравятся старые фотокарточки XIX-начала XX веков, что даже рисую их. Большинство рисуночков потерялись, но два как-то сохранились. Первый недавний, второй нарисован в четырнадцать лет, в тетрадке по истории. Обработка в  технике "Paint  -- мышка".

Collapse )

Царицыно

Автопортреты из школьных тетрадок

Недавно нашла коробку со школьными тетрадками, поля и обложки которых на особо нудных уроках имела обыкновение изрисовывать шариковой ручкой всякими каляками-маляками и рисуночками. В трёх девицах на тех рисунках опознала (с трудом), саму себя. Вот такие детские автопортреты (обвела их в "Paint'е").

Collapse )

аспазия

Сонет 116

http://shakespeare.ouc.ru/sonnet-116-ru.html





Я не могу и мысли допустить
О расставаньи любящих сердец,
Любовь не то, что могут изменить
Все перемены, сам светоконец.

Любовь как нерушимая скала
Средь зыбких и колеблющихся волн,
О камни чьи, не замочив весла,
Сомнений наших разлетится чёлн.

Любовь не в рабстве у теченья лет,
Что властвуют людскою красотой,
Не покорится времени о, нет,
Предел ей за последней лишь чертой.

А коль докажут мне, что это ложь
Я не любил. Стихам цена же грош.

little girl from the jungle

Sofokla / VBS

Вот здесь публиковала переводы песен Налича с английского на русский. А теперь мой перевод ещё двух его песен с русского на английский.

Софокла – послушать

До-до витру доходил казак молодой,
В белые валенки он наряжался,
В белую рубаху наряжал-наряжался.
До-до витру доходил казак молодой.

Под кустом Маруся спала, под кустом,
Оставляла все заботы на потом-на потом,
Кабы не спала ты, Маруся, под кустом,
Приходили мужики бы к тебе в дом табуном-табуном.

Если не будет любви у Маруси,
Будет печально во всей Руси,
Мир будет холоден, мир будет пуст -
Все приходите к Марусе под куст.

Там под кустом открываются чакры,
Там под кустом километры и акры,
Акры пространства, любви километры -
Всё, что ты хочешь, этсетра.

До Маруси доходить казак собирался,
Чисто побрился и в путь отправлялся.
Дорогой напился,
В лесу заблудился,
На утро очнулся и перепугался,
Не растерялся и быстро собрался,
Хотя его левый валенок в дороге потерялся.

Казак молодой под кустом пребывает,
Марусю целует, Марусю ласкает.

Ты Платона не листай,
Не читай Софокла,
Я упала в пруд с моста,
Вся ботва намокла!

Collapse )
ВБС (Вихрь безудержной страсти) – послушать 


Песня уносится в дали,
Песня прольётся дождём,
Песня, как сердце моё, разгорится огнём.
Будем дружить целый вечер,
День, утро, ночь, вечер, день.
Ты моя лань, а я твой винторогий олень.

Сердце стучит аритмично,
Мысли мои неприличны,
Я разрываюсь на части
В вихре безудержной страсти.

Ах, как же пусто кругом!
Я мечтал о чём-то другом.
Ах, где же, милая, ты?
Без тебя живу я с трудом, и тоскую я.

Песня уносится в дали,
Мыслей беспечных поток.
Трудно тебя удержать – ты в руке уголёк.
Как я хочу закружиться,
Как я хочу закружить!
В вихре безудержной страсти с тобою кружить.

Сердце стучит аритмично,
Мысли мои неприличны,
Я разрываюсь на части
В вихре безудержной страсти.

Ах, как же пусто кругом!
Я мечтал о чём-то другом.
Ах, где же, милая, ты?
Без тебя живу я с трудом, и тоскую я.

Песня уносится в дали,
Мыслей беспечных поток.
Трудно тебя удержать – ты в руке уголёк.
Нет, не меня ты полжизни ждала.
Сердце моё безнадёжное, спи!
Нет ничего, всё постыло мне!

Ах, как же пусто кругом!
Я мечтал о чём-то другом.
Ах, где же, милая, ты?
Без тебя живу я с трудом.

Collapse )

аспазия

Сонет 23

http://shakespeare.ouc.ru/sonnet-23-ru.html
 



Как позабывший роль свою актёр,
Играющий от страха невпопад,
Иль дикий зверь, чьей ярости костёр,
Жжёт самого его сильнее во сто крат,

Так я, твоим доверием смущён,
Избитые слова любви забыл,
И кажется, тем чувством отягчён,
Желаний я теряю прежний пыл.

О, пусть стихи всё скажут за меня
И молча тайны сердца осветят,
Пусть молят о любви они, пьяня,
Пусть больше всех речей тебя пленят.

Сумей прочесть любовь в строках моих,
Кто любит, сердцем слышит каждый стих.

Collapse )
Collapse )
котег

Есть такое удовольствие – читать

Купила ещё один роман Акунина аки Анатолий Брусникин, «Героя иного времени». Хотя это неважно, какой именно. Речь не о конкретном произведении, а о том, что в данный момент я в очередной раз получаю свою порцию удовольствия от новой книги, ловлю кайф, испытываю род чувственного наслаждения от процесса потребления этого продукта. Ай, хорошо. Вот это истинное удовольствие, примерно как хороший секс с милым тебе человеком или вишнёвый штрудель с пломбиром под жасминовый чай в уютной кафешке. И даже гораздо лучшее удовольствие, потому что абсолютно рафинированное, не замутнённое, к примеру, неизбежной необходимостью выстраивать какие-никакие отношения, как при сексе, или подсчитывать калории, как в кафе. Новая книжка от Григория Шалвовича – это счастье как оно есть. Во многом благодаря тому, что это ритуал. Даже если что-то там не совсем идеально, как в первые фандоринские времена, и, кажется, не дотягивает до самых высоких образцов жанра, если даже вдруг не всегда захватывает так, что не оторваться и не уснуть, пока не дочитаешь – неважно. Помимо смысла: зигзагов круто закрученного сюжета, поводов задуматься о своей жизни, вышибающих слезу моментов и прочих прелестей хорошего чтения, – это давняя традиция. Я читаю акунинские книги чуть не с детства. Они меня увлекают и развлекают, эрудируют и учат много лет. И к настоящему моменту мной владеет ощущение глубокой связи на уровне мыслей и эмоций с уважаемым автором. Хотя, возможно, это иллюзия. По ощущениям это чтение как встреча со старым духовно близким другом, "своим человеком", с которым и любви страстной никогда не было, но и ссор бурных не случалось. Что-то завлекательное, добротное, умное, милое, талантливое и немного умилительное, очень украшающее мою жизнь. И есть, конечно же, нечто очень правильное и удовлетворяющее в том, чтобы, прежде чем прочесть от корки до корки за пару дней, обязательно хрустнуть разворотом книги, вложить закладку, рассмотреть картинки. Я ещё срезы страниц иногда нюхаю, да-да. Эх, почти дочитала уже.